(комментарий к решению Днепропетровского окружного административного суда в решении от 10.08.2018 г. по делу № 804/2857/18)

Суть дела. Предприятие заключило ГПД с 32 лицами. Стоимость работ по ГПД устанавливалась сторонами в дополнительных соглашениях и фиксировалась в актах приемки-передачи работ. Предприятие объяснило, что возникновение, изменение или прекращение отношений с физлицами, которые привлекались для выполнения определенных работ, а первую очередь были обусловлены не принуждением, а свободным волеизъявлением обеих сторон ГПД. Факт выполнения соответствующих работ со стороны подрядчика удостоверялся актами приемки-передачи предоставленных работ. Факт оплаты за выполненные работы — ПКО и РКО, чеками о снятии наличных, ведомостями на выплату денег.

Однако результаты проверки Гоструда указывают на то, что заключенные ГПД имеют признаки трудовых договоров. Проанализировав предоставленные договоры подряда, установлено, что указанные в договорах услуги относятся по КВЭД к постоянному характеру выполнения, т.е. их могут выполнять только штатные работники, прошедшие обучение, инструктаж и проверку знаний по охране труда. Недопустимо оформлять ГПД на выполнение опасных работ. То есть речь идет о подмене трудовых договоров гражданско-правовыми. Следовательно, по мнению Гоструда, фактически были допущены 32 работника к работе без заключения трудового договора, за что был применен штраф в размере 3574080,00 грн.

Предприятие не согласилось с переквалификацией отношений с физлицами с гражданско-правовых на трудовые. Поэтому обжаловало постановление Гоструда о наложении штрафа в суде.

Позиция суда. Гоструда не представлены суду доказательства о наличии законодательно определенного запрета предприятию заключать ГПД с физлицами. Суд подтвердил те же аргументы, которые приводило и предприятие, в пользу того, что фактически были заключены ГПД с физлицами.

Итак, суд сделал следующий вывод: стороны, подписавшие гражданско-правовые договоры подряда, достигли согласия относительно всех его существенных условий, не противоречащих нормам действующего законодательства Украины, что отражено в соответствующих договорах.

Судом исследованы: договоры подряда, дополнительные соглашения к ним, акты выполненных работ, приложения к актам выполненных работ, штатное расписание, приказы о внесении изменений в штатное расписание, индивидуальные технические задания к договорам подряда, ПКО и РКО, чеки о снятии наличных, ведомости на выплату денег, оборотно-сальдовая ведомость.

Упомянул суд и о п. 11 Порядка № 295, в котором определены права инспекторов труда при осуществлении инспекционных посещений, среди которых отсутствуют полномочия толковать по собственному усмотрению характер правоотношений между сторонами гражданско-правового договора.

К тому же суд отметил, что никакие сведения по поводу несогласия физлиц с заключением ГПД в акте инспекционного посещения не были указаны, пояснения от физлиц не отбирались. На основании этого суд делает вывод, что указанные договоры заключались по свободному волеизъявлению на усмотрение сторон и согласованы ими.

Действующее законодательство Украины не содержит обязательных предписаний, в каких случаях стороны обязаны заключать трудовые договоры, а в каких — ГПД на выполнение определенных работ, поэтому стороны договора (работодатель и работник) свободны в собственном выборе относительно формы оформления отношений, и по своему усмотрению вправе определять вид данного договора.

При этом обязать предприятие и физлицо заключить трудовой договор, когда между ними фактически существуют отношения иного характера, или же признать существующий между ними договор недействительным не входит в компетенцию органов Гоструда.

Как результат — суд упразднил постановление Гоструда о наложении штрафа на предприятие.

Комментарий. Указанное судебное решение, с одной стороны, стоит причислить к числу положительной судебной практики для предприятий, а с другой — акцентировать внимание на определенных моментах. Конечно, касается это прежде всего квалификации отношений между физлицами и предприятиями: гражданско-правовые они или все же трудовые.

Во-первых, более подробно об отличительных признаках трудового договора и ГПД речь идет в материале «Трудовой или гражданско-правовой договор: что выгоднее предприятию» газеты № 113/2017.

Во-вторых, признавать гражданско-правовые отношения трудовыми можно только в судебном порядке, и это отнюдь не компетенция Гоструда. В материале «Может ли Гоструда признать гражданско-правовые отношения трудовыми и наложить штраф» газеты № 85/2017 уже приводились примеры судебных решений, в которых отмечалось: законодательство не содержит обязательных предписаний, в каких случаях стороны обязаны заключать трудовые договоры, а в каких — гражданско-правовые договоры (соглашения) на выполнение определенных работ.

Предприятия при заключении с физлицами на выполнение работ (предоставление услуг) ГПД должны учесть нижеследующие 3 ключевые позиции.

1. Внимательно прописывать условия ГПД, в которых не должно быть ни одного намека на признаки, характерные для трудового договора. В частности, это касается предмета договора, обязанностей сторон, порядка приема-сдачи работ (услуг) и расчета сторон. Важно помнить, что предметом ГПД должны быть именно работы (услуги) с указанием на их результат: «монтаж оборудования», «ремонт котлов отопления», «монтаж и замена электросети» и никаких упоминаний о найме по профессии.

В этом случае рекомендуем ознакомиться с материалом «По каким профессиям не может заключаться ГПД» газеты № 212/2018, в котором отмечалось, что по отдельным должностями предусматривается предварительное и периодическое обучение для допуска работников к определенному виду работ. Речь идет об участках работы с повышенной опасностью и вредными условиями труда. То есть данные действия присущи трудовым отношениям, а не ГПД.

В комментируемом судебном решении Гоструда также отмечает, что недопустимо оформлять ГПД на выполнение опасных работ. Однако предприятие спаслось от решения суда признать отношения трудовыми благодаря отсутствию достаточной доказательной базы у Гоструда. На предоставлены никакие документы, которые бы свидетельствовали, что лица, выполнявшие работы по ГПД, проходили инструктажи или обучение по охране труда как работники предприятия. Не подтверждались факты обеспечения работодателем гарантий или обустройства рабочих мест как для работников, работающих во вредных или опасных условиях труда.

2. Доводы предприятия о наличии гражданско-правовых отношений должны совпадать с пояснениями лиц. В ходе инспекционного посещения инспекторы труда имеют право наедине или в присутствии свидетелей задавать руководителю и/или работникам объекта посещения вопросы, касающиеся законодательства о труде, получать по указанным вопросам устные и/или письменные пояснения (пп. 3 п. 11 Порядка № 295). И если, к примеру, 32 человека подтвердят факты того, что выполняют работу посменно, у них есть бригадир, ежедневно ведется учет часов их работы представителем предприятия, то арсенал аргументов Гоструда для признания трудового договора увеличивается. Ведь это будет свидетельствовать о подмене трудовых отношений заключением ГПД. Однако если внимательно вчитаться в норму, то касается она именно работающих лиц. Поэтому, по сути, инспекторы труда не уполномочены расспрашивать тех, кто выполняет работы по ГПД, ведь они свободны в выполнении подрядных работ, а инспекционное посещение их не касается, поскольку они не в трудовых отношениях с объектом посещения.

3. Предприятие должно документально подтвердить, что принимается именно результат труда, как правило, актами приемки-передачи по завершении работ (в целом или поэтапно), а расчет осуществлен именно при выполнении работы, что подтверждается либо платежными поручениями, либо кассовыми документами. То есть не должно быть никаких табелей учета рабочего времени, расчетно-платежных ведомостей, что характерно для выплаты заработка работникам.

В частности, в постановлении Апелляционного суда Винницкой области от 11.07.2018 г. по делу № 127/21595/16-ц отмечается: в договоре подряда не прописано, какой именно результат должен передать исполнитель заказчику, не установлен объем выполняемой работы в виде конкретных физических величин, подлежащих измерению, а также не предоставлены акты выполненных работ. Это оказалось аргументами для суда признать отношения между лицом и ФЛП трудовыми.

Кстати, форма акта инспекционного посещения (невыездного инспектирования) юрлица (физлица), использующего наемный труд, утвержденная приказом Минсоцполитики от 18.08.2017 г. № 1338, не содержит положений, в которых инспекторы труда указывают о проверке условий ГПД и их выполнении или невыполнении. Единственное, что можно в них отметить, так это наличие или отсутствие трудового договора между лицом и работодателем. Однако, как подчеркнул суд: действующее законодательство Украины не содержит обязательных предписаний, в каких случаях стороны обязаны заключать трудовые договоры, а в каких — ГПД на выполнение определенных работ. Получается, что инспекторы труда могут только привести факты, обнаруженные ими в ходе инспекционного посещения, которые могут свидетельствовать о наличии трудовых отношений. Однако решить этот спор может только суд.

В первом варианте — после рассмотрения иска предприятия об обжаловании штрафа, наложенного Гоструда.

Во втором — по иску лица, который систематически выполнял работы, а, как оказалось, с ним не заключен трудовой договор. Ведь споры по поводу отказа в приеме на работу лиц, с которыми работодатель в соответствии с действующим законодательством обязан заключить трудовой договор, рассматриваются непосредственно в районных, районных в городах, городских или горрайонных судах (п. 6 ч. 2 ст. 232 КЗоТ). Однако Гоструда не поможет «экс-работникам», поскольку вопрос установления факта пребывания в трудовых отношениях не в ее компетенции. На это обращало внимание в одном из своих разъяснений ГУ Гоструда в Волынской области.

Владимир ПОЛЕВОЙ,

консультант по вопросам бухгалтерского учета и налогообложения