В последнее время достаточно широкую огласку получила тема дисконтирования фискальными органами по результатам налоговых проверок долгосрочных финансовых обязательств украинских предприятий, которые ведут учет по национальным положениям (стандартам) бухгалтерского учета (далее — П(С)БУ). Поскольку мы не можем оставаться в стороне актуальных налоговых проблем отечественного бизнеса, предлагаем ознакомиться с развернутым анализом с точки зрения разъяснительной и судебной практики. На его основании вы сможете разработать собственную стратегию поведения и защиты от претензий контролирующих органов

Не секрет, что налоговики зачастую самостоятельно определяют ставку дисконтирования, исчисляют настоящую (дисконтированную) стоимость соответствующего обязательства, находят разницу между суммой погашения обязательства и рассчитанной настоящей стоимостью.

Полученный дисконт (или его положительную дельту) довключают в доход предприятия в отчетном периоде возникновения обязательства (например, в периоде получения долгосрочного беспроцентного займа) и доначисляют ему налоговые обязательства, в т.ч. штрафные санкции, или же «снимают» накопленные налоговые убытки. Вместе с тем до следующей периодической амортизации такого дисконта и признания финансовых расходов дела, как правило, не доходят.

Так или иначе, но большинство споров в ходе налоговой проверки вращается вокруг:

  • практики применения п.п. 4, 10 и 12 П(С)БУ 11 «Обязательства». Согласно им, текущие обязательства отражают в балансе по сумме погашения, т.е. по недисконтированной сумме денежных средств или их эквивалентов, которая, как ожидается, будет уплачена для погашения обязательства в процессе обычной деятельности предприятия. А вот долгосрочные обязательства, на которые начисляют проценты, отражают в балансе по их настоящей стоимости — дисконтированной сумме будущих платежей (за вычетом суммы ожидаемого возмещения), которая, как ожидается, будет необходима для погашения обязательства в процессе обычной деятельности предприятия. Определение настоящей стоимости зависит от условий и вида обязательства;
  • п. 31 П(С)БУ 13 «Финансовые инструменты». Согласно ему, на каждую следующую после признания дату баланса финансовые обязательства оценивают по амортизированной себестоимости (кроме финансовых обязательств, предназначенных для перепродажи, и обязательств по производным финансовым инструментам);
  • отсутствия в П(С)БУ четкой методологии определения настоящей стоимости финансовых обязательств.

Соответствующие претензии фискалов подтверждает ряд судебных решений, о которых мы расскажем немного позднее. А сейчас давайте выясним, что вообще контролеры разъясняли плательщикам.

Разъяснительная практика

Налоговики не спешат делиться практическим опытом дисконтирования с налогоплательщиками и, как правило, ограничиваются стандартными отписками: НКУ не предусматривает корректировки финансового результата до налогообложения на суммы доходов и/или расходов, возникших в результате дисконтирования долгосрочной кредиторской или дебиторской задолженности. Соответственно, последствия дисконтирования отражают при определении такого финрезультата по правилам бухгалтерского учета (без применения налоговых разниц).

И в продолжение отсылают спрашивающих в Совет по МСФО или Минфин, при этом не стесняясь, подчеркивают, что оценить правомерность отражения в налоговом учете соответствующих хозяйственных операций можно только в пределах налоговой проверки согласно требованиям НКУ (см., например, ИНК ГФСУ от 08.02.2019 г. № 442/6/99-99-15-02-02-15/ІПК, от 04.01.2019 г. № 62/6/99-99-15-02-02-15/ІПК, от 07.06.2018 г. № 2524/6/99-99-15-02-02-15/ІПК и письмо ГУ ГФС в г. Киеве от 19.02.2016 г. № 3790/10/26-15-11-02-11).